Маргиналии Миши Альперина

Интервью с музыкантом

Михаил Альперин / фото из личного архива
Михаил Альперин / фото из личного архива / alperin.no

Михаил Ефимович Альперин — композитор, пианист, педагог. Уже более четверти века он живет и работает в Норвегии, откуда руководит поисками собственного нулевого километра и продолжает разрушать границы материального.

В интервью Orloff Magazine джазовый музыкант рассказал об интернациональных корнях, важности ошибок и Moscow Art Trio.

Этот год отмечен тремя юбилеями — ваш собственный, сорок лет окончания музыкального училища и Moscow Art Trio. Какие особенные этапы можете выделить на вашем творческом пути? Какие пробелы хотели бы восполнить?

Сорок лет назад я закончил музыкальное училище? Я никогда не вспоминал об учебе в Советском Союзе, так как всегда был одиночкой. Быть одиночкой и чувствовать это каждую минуту — не простое занятие. Одиночка не вписывается в стандартные рамки, но протестует против стандартов и усреднения. Вся моя музыкальная жизнь — поиск собственного голоса.

25 лет Moscow Art Trio — одно из главных событий сезона. Можете описать свои личные переживания в рамках этого сотрудничества?

Бог творит, а мы Со-творцы. Бог послал трио на землю. Троица. С конкретной целью — объединить с Любовью части в Целое. Через звуки. Объединить жанры и стили, существующие раздельно, в единый организм. Задача благородная, но очень не простая. Цепная реакция или духовный вирус — это концепт Творца. Для этой цели он выбирает потенциально открытых творческих личностей и ведет их.

Личные переживания? Можно об этом целую книгу написать. Когда-нибудь она появится. Тема ее — «Как мы, с Аркадием и Сергеем, стали духовной семьей или духовными братьями». Вряд ли наши биологические дети являются нашей духовной семьей. Наши дети, надеюсь, когда-нибудь осознают, чем их отцы и матери занимались. Машенька, дочка Сережи, похоже исключение. Она с двух лет в фольклоре. Много лет назад она спросила меня: «Спорим на один обнимок, что я помню пять куплетов фольклорной песни?»

Все познается на расстоянии. Мой отец говорил, что я его пойму, когда мне исполнится сорок, не раньше. Он был прав. Мама моя в свои девяносто только сейчас начинает осознавать, чем реально ее сын занимается. Мы для них слишком рядом находимся. И это замечательно. Дети помнят, что мы ездим по миру, «вместо того, чтобы делать детей». Так называется альбом Moscow Art Trio.

Как и когда вы столкнулись с первым опытом соединения этнических и джазовых конструкций?

Я думаю, что родился в этом мире, чтобы соединять несоединимое. Это моя миссия. Так как все ЕДИНО, кто-то должен доказать не на словах это, а на деле. Я склеивал Моцарта с импровизациями в школе, рок с фольклором в Молдавии. Первый опыт этно-рока в Украине, когда я пел закарпатские блюзы на украинском языке в Доме Офицеров в Хмельницком на танцах. Всегда искал общее между культурами и традициями. Сегодня занимаюсь тем же, как композитор.

Михаил Альперин / фото из личного архива
Михаил Альперин / фото из личного архива / alperin.no

Искали ли вы специально свои музыкальные корни? Откуда вы черпаете свое вдохновение?

Я — этнический еврей, родился на Украине. Мы все советские люди, воспитанные на интернациональных законах. Значит — космополиты. Восточные корни и русскость, пассионарность духа России я всегда чувствовал и искал ее в музыке. Все фольклорные корни едины и наднациональны. Все мы едины перед Богом Единым! Поэтому я никогда не чувствовал себя евреем и джазистом. «Классиком» я стал, так как играл рок и фольклор.

Европейское классическое искусство, классическая музыка очень повлияли на меня как на музыканта. Похоже, что я современный катализатор или осеменитель. Быть никем — прекрасное чувство независимости. Я — Мичуринец. «Светить везде, светить всегда, вот лозунг мой и Солнца».

Что имеет для вас большее значение как композитора — желание или концепция?

Желание творить — это потребность и знак Космосу, что ты готов броситься в неизвестность. Слово концепция не подходит для творчества. Думать я учусь сердцем, а не головой. Все концепции от Ума. «Горе от Ума».

На ваш взгляд, каким образом можно испортить музыкальное исполнение?

Испортить все можно интеллектом или отсутствием его!

Обложка альбома Mikhail Alperin and Arkady Shilkloper «Wave Of Sorrow» (1990)
Обложка альбома Mikhail Alperin and Arkady Shilkloper «Wave Of Sorrow» (1990) / © ECM Records

Слушаете ли вы сейчас музыку и какую?

Я слушаю мало музыки, так как она для меня невероятно дорога. Я не понимаю музыкантов, которые постоянно играют и слушают музыку. Представьте себе, что повар постоянно ест и думает о еде. Только больной повар может это делать. Любовь означает ограничение и тишина плюс пустота.

На данный момент вы много работаете с молодыми музыкантами, и как педагог, и как исполнитель. Насколько это формирует и мобилизует ваши сегодняшние интересы?

Молодые мои студенты всегда становятся моими детьми. Духовными братьями и сестрами. Я им посвящаю всю свою Любовь. Я никогда не считаю часы работы. Музыка — это не работа, а хобби и постриг. Я их учу духовному посвящению. Добровольное служение Искусству Света и «Искусству делать Ошибки». На ошибках учатся правильно выбирать и не бояться экспериментировать.

Поделитесь своими методическими ориентирами. Что позволяете, а что при необходимости запрещаете своим ученикам?

Я студентам не советую подражать взрослым и знаменитым. Читайте мою книгу «Искусство делать ошибки».

Над чем работаете сейчас на ниве сочинения и исполнения?

Две пластинки последние закончены. Первая — «Prayers and Meditations» для хоров и Claviola, Bulgarian Vocal Family, Moscow Art Duo and Norwegian Chamber Choir. Вторая — «Mirrors» для Oslo Art Trio, посвящение Стравинскому. Эти работы продолжают мой вечный поиск к совершенству.

текст: Артем Кальнин

© Orloff Russian Magazine

The Furnish